Вход|Регистрация

Армянское, свадебное

Среда, 20 января 2010, 11:59

Во двор торжественно въезжал свадебный кортеж. Машин было пять, и в самой роскошной – новенькой белой шестёрке, привезли невесту. За шестёркой следовали две копейки, один раздолбанный виллис и замыкал процессию отчаянно тарахтящий Запорожец. Все машины были украшены разноцветными лентами и воздушными шарами, а на капоте шестёрки красовалась большая кукла в белом платье и развевающейся фате!!!
-Ух тыыыыы,- выдохнули мы.
-Если бы мы спустились вниз, то я бы точно до этой куклы добралась,- расстроилась Каринка.
-Зачем она тебе? Ты же не играешь в куклы!
-Да мне просто интересно, каким образом они её к капоту прикрепили.
Я хотела сказать, что, куклу, наверное, просто приклеили, но тут грянула громкая музыка – забарабанили доолы, выдохнул аккордеон, заверещала зурна – это маленький оркестр музыкантов вышел из подъезда встречать новобрачных. Люди, обступившие нарядную шестёрку, заволновались и отодвинулись, потому что к машине шла новоиспечённая свекровь. Она несла на плече завёрнутый в рулон небольшой ковёр.
-Тётя Эля, давай поможем,- кинулись к ней зеваки.
-Я сама,- пропыхтела тётя Эля.

Она расстелила ковёр у задней дверцы шестёрки, смахнула пот со лба и властным жестом остановила музыкантов. Зурна захлебнулась в крике, аккордеон захрипел и выдохнул мехами «ш-ш-ш-ш».
-Выхо-ди! – скомандовала тётя Эля.


«Ыяаааааа»,- со скрипом распахнулась дверца шестёрки, и на ковёр шагнула тоненькая невеста. «Куда уходит детство»,- витиевато заиграла зурна, вплетая в мелодию известной эстрадной песни восточные нотки. Невеста была в кипенно-белом платье с каким-то немыслимым количеством оборок и воланов, и в широкополой белой шляпе, с полей которой свисала густая вуаль.
-Что творится, что творится!- покрылись мы мурашками,- мам, поди сюда, посмотри, какая невеста красивая.

Мама подошла к окну и глянула вниз. По выражению лица было видно, что ей не очень нравится то, что происходит во дворе. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но тут тётя Эля снова властным жестом остановила музыкантов, выдрала со своей руки кольцо, потрясла им в воздухе, и с криком «брыльянт в три карата на чистом золоте носи на здоровье дочка» вдавила его в палец невесты.
-Бедная девочка,- покачала головой мама.
-Это почему?- обернули мы к ней свои любопытные мордочки.
-Да я просто так, не обращайте внимания.

Тем временем из машины выбрался жених. Оркестр почему-то затянул «Всё могут короли». Выглядел Григор просто бесподобно, как герой индийского фильма. Он надел белый, жутко скрипучий кримпленовый костюм. По плечам, поверх пиджака, крыльями подстреленной птицы простирался длинный ворот красной гипюровой рубашки, а из-под расклешённых брюк выглядывали красные носки (марьяж де колёр - вспомнила я выражение, услышанное от мсьё Карапета). Туфли жениха были чёрные, лаковые, на большом каблуке.
-Вах, мама-джан,- выдохнула Манька,- вылитый Санджив Кумар!
Тётя Эля, видимо, тоже так подумала. Она припала к груди сына, и залилась горькими слезами. Зурна ушла в минор и затянула «Оровел» Комитаса.
-Тётьнадь, она что, его в армию провожает?- удивлённо обернулась к маме Манька.
-Почти,- вздохнула мама.

(greenarine)

Комментариев нет